• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:52 

Школа II

Jazzzzman
Кто не кусал восковые яблоки и грибы в кабинете биологии? На каждом таком памятнике фрукту обязательно видны две заячьи полосы от детских зубов. Поэтому эти муляжи все время прячут или просто кладут повыше. Однажды во время урока над третьим рядом что-то хрустнуло. Сломалась полка. Она накренилась, и в приоткрытую стеклянную дверцу непрерывной струей стали сыпаться персики и груши. Последними валились грибы – они хуже всех катятся. Внизу сидели мы. Эти штуки очень твердые. При падении на детскую голову издают волшебнейший звук: «Чок!». Бильярд.

Химия. Лабораторная. Опыты с кислотами. Открываешь шкаф, у которого сидишь, обнаруживаешь там пенопластовые коробки от чего-то. Отрываешь пенопластовый шарик. Кидаешь его в пробирку с кислотой. Он бурлит, пенится, вздувается и в итоге становится невразумительным мятым комочком. Аккуратно достаешь и смотришь на бугры и складки – вот кривенькие глазки, вот вздутый нос, вот перекошенный рот. Потом говоришь:
- Это будет Мишкин ребенок. На него похож.
Балбесы вместе с Мишкой ржут и достают новый белый шарик – делать новых детей в пробирке. Один из шариков оказывается слишком толстым, его раздувает так, что заклинивает в пробирке. Трясем. Не достается. Трясем сильнее. Не достается. Заглядываем внутрь. Правильно, в этот момент пробирка выстреливает шариком в глаз внутрьсмотрящего. Химичка в бледном трепете. Глаз у балбеса остался цел. По крайней мере, текст вот этих дневников вижу.

Отряд имени Володи Дубинина дружины имени Олега Кошевого. Тридцать три пионера. В чешуе, как жар, горя, блин. Украшались, кто как мог. Какое-то время особым шиком считались октябрятские звездочки – не металлические, у которых очень быстро отрывалась застежка, а пластмассовые, в них была вставлена бумажная фотография кудрявого Володи Ленина. Фотографию можно было выковырять, и воткнуть любую другую – хоть свою. Потом в лацканы куртки стали втыкать зубочистки. Выпускали такие – в виде шпаг. Втыкались они крест-накрест, и символизировали некое неведомое мушкетерство.
Клапана над карманами курточек украшались «клепками». Иногда это были металлические «дыры», в которые на кедах вставлялись шнурки. Чаще – алюминиевые полукруглые ножки от «дипломатов». Во всей школе не было ни одного «дипломата» с уцелевшими четырьмя ножками. Отрывали с мясом. В музыкальной школе, где я учился, эти же ножки отрывались от баянных футляров. Пацаны носили с собой отвертки – отрывать «клепки».
На левом рукаве куртки у каждого была дурацкая эмблема – открытая книга, над ней солнышко. Если эмблему не отрывали совсем, то превращали в карман – делали сверху разрез и прятали внутри спички. Не разрисовать эту книжку ручкой – грех. Черепа всех мастей, «Metalika», «Modern tokin» и «Karatэ». Обувь тоже разрисовывалась, особенно доставалось кедам. На концы пионерского галстука вешались металлические кольца для крепления ковров на стену. На спину рубашек утюгом переводились первые кооперативные наклейки с Брюсом Ли и Высоцким. У меня есть школьная фотография – на ней нет ни одного пацана без апгрейда. Взрослевшие раньше нас девчонки этими глупостями не занимались. Они вступали в удивительный мир косметики и парфюмерии – и на фотографии это хорошо видно.

12:32 

Ноты и буквы

Jazzzzman
Далеко не все истории можно рассказать буквами. Ну, например:

У Кузьмы был один знакомый. Точнее, знакомых у него было множество, и большинство из них - музыканты. Да и сам Кузьма был музыкантом. И остается им до сих пор.
Так вот - был у него знакомый с абсолютным слухом. Это не такая уж редкость. Звякнешь стаканом за столом, а знакомый:
- О, фа-диез!
Просигналит автомобиль на улице, а он:
- Это си, но ниже на четверь тона.
Кузьма знакомого уважал. Но и издеваться любил. Любимая пытка была гениально проста: Кузьма пел. Нет, петь Кузьма умеет, в ноты попадает и на слух не жалуется. Пел он самую обыкновенную до-мажорную гамму: до, ре, ми, фы, соль, ла, си, до. Но произносил при этом следующий текст:
- До, си, ля, соль, фа, ми, ре, до.
Понимаете? Пел снизу вверх, а произносил сверху вниз. Знакомого корежило, как от трения пенопластом по стеклу. Кузьма хохотал.

Все равно - буквами этого не передать. Жаль.

14:29 

Цок

Jazzzzman
В останкинских лифтах сенсорные кнопки. Не псевдосенсорные, а самые настоящие сенсорные. Это важно. Потому, что псевдосенсорные можно нажимать хоть пальцем, хоть спичкой, хоть метким плевком. Сенсорные же срабатывают только от соприкосновения с человечским телом. Чаще всего - с пальцем.
На втором этаже в лифт вошла девушка. Брючки на шнурочках. Каблуки, похожие на карандаши - и толщиной, и высотой. Причесочка. Ногти. Точнее, так: НОГТИ! Темно-вишневые, блестящие, гладкие. Как капот у Вольво. На каждом пальце - трехсантиметровый капотик от Вольво.
Кнопки в лифте с рублевую монетку, каждая посажена в пластиковую рамочку с углублением. Девушка жмет на кнопку "3" подушечкой большого пальца. Ноготь упирается в рамочку, и палец не касается кнопки. Цок. Девушка поворачивет руку и вставляет в углубление сам ноготь, нажимая им на кнопку. Цок. Кнопка не срабатывает, так как ей хочется почувствовать девушкино прикосновение, а не царапание. В это время двери закрываются, лифт начинает двигаться - мне-то на пятый, и ногти у меня покороче будут. У девушки паника, она лихорадочно жмет кнопку указательным пальцем (цок!), указательным ногтем (цок!!), и, наконец, костяшкой согнутого пальца (туп!). Палец толстоват, и кнопка не срабатывает.
Доезжаем до пятого. Дверь открывается, я выхожу. Она стоит в лифте, растерянно смотрит на меня. Я великодушно возвращаюсь, нажимаю ей на троечку и выхожу.
Настроение приподнятое.

18:41 

Гуманоиды

Jazzzzman
На дачном чердаке у нас была летающая тарелка. Мы принесли старые стулья и воткнули их под углом в песочный пол - получились противоперегрузочные кресла. С них мы все время падали. Вбили в стену переднюю вилку от велосипеда "Левушка" - получился штурвал. Ко всем наклонным стенам прибили все, что могло напоминать приборы - циферблаты от часов, обломки шкалы от старого радиоприемника, какие-то лампочки и кнопки.
Дома валялась упаковка "Косметических салфеток". С помощью ножниц салфетки стали "Косм_ическими", и навсегда прописались на чердаке.
С космической пищей дело обстояло хуже. На борту летающей тарелки полагалось пить из шлангов и есть из тюбиков. Воткнуть трубку от капельницы в бутылку лимонада - раз плюнуть. А вот тюбики... Очень скоро количество зубной пасты дома сократилось до критических величин. Мы выдавливали ее в унитаз, затем тщательно выпрямляли и отмывали тюбик. Разгибаешь его с обратной стороны (тогда они были алюминиевые) и наполняешь всем, что найдешь в холодильнике: сгущенкой, паштетом, медом. Отчаянный привкус "Помарина" все равно оставался, но мы геройски сосали неузнаваемую сгущенку из тюбиков.
Иногда мы выходили в открытый космос. На руки смельчаку надевались огромные резиновые перчатки, которые самым настоящим образом натирали в подмышках. На ногах - отцовские болотные сапоги гармошкой. Тоже натирали. Импровизированный скафандр покорителя космических пространств венчал рыжий мотоциклетный шлем с трещиной через весь череп и без стекла. Но главной гордостью являлась система связи с космонавтом. Для этого использовалось «Переговорное устройство ПЕРЕКЛИЧКА» - шедевр отечественной игрушечной промышленности. Две пластиковых коробочки с кнопками соединялись длинным проводом. Нажал на кнопку – говори. И да услышан будешь на том конце провода. Одно устройство оставалось на чердаке, а второе заталкивали астронавту под шлем, прямо на макушку. Этим убивалась пара зайцев: во-первых, скафандр таким образом оказывался нам как раз впору, а во-вторых, для нажатия переговорной кнопки достаточно было посильнее натянуть шлем на голову.
Соседи по даче довольно часто могли видеть, как десятилетний мальчик на привязи медленно идет меж морковных грядок, растопырив руки и высоко поднимая ноги. Время от времени он хватал руками в перчатках себя за гладкую пластиковую голову и гулко произносил:
- Летающая тарелка! Летающая тарелка! В открытом космосе жизни не обнаружено!
Вороны на наш огород не садились никогда.

11:17 

Феромоны

Jazzzzman
Одно не слишком яркое светило микробиологии работало с гормонами. Светило было мужчиной лет сорока, и работало с двумя лаборантами - мальчиком и девочкой. Работа, проводимая светилом и его спутниками, была крайне сложна, но результаты ее (если будут) могли бы здорово помочь людям в создании таких нужных вещей, как ранние тесты на беременность. Конечно, ни смысла работы, ни технологии я описать не смогу. Не из соображений секретности - просто я в этом ни полграмма не понимаю.
Результаты опытов светила были странными. С какой-то невнятной периодичностью все, что целый месяц получалось, вдруг получаться переставало. И целую неделю в лаборатории царил бардак - результаты не сходились, реакции не шли, осадок не выпадал. Светило буйствовало. Но спустя дней пять все возвращалось на круги своя - сходилось, шло и выпадало. Чтобы через месяц опять накрыться медным тазом. Светило не спало ночами. А днем мяло и крушило лабораторную посуду и мебель.
Прошло некоторое время, и однажды, во время очередного гиблого периода, светило озарилось внезапной догадкой. Нервной походкой оно подошло к девочке-лаборантке и тихонько поинтересовалось:
- Людочка, скажите... А у вас случайно вот прямо сейчас нет... ммм... критических дней?
Людочка вспыхнула, замахала руками, разбила пробирку, но в итоге созналась - есть.
Оказалось, что каждые двадцать восемь дней бедная Людочка выделяла в окружающую среду такое количество гормонов, что они коренным образом меняли течение опытов светила.
Людочку перевели в другую лабораторию. Светило получило необходимые результаты.

Вредителей на полях давно стараются не травить химикатами. То есть, травят, конечно, но стараются этого не делать. Есть другие способы. Например, выделить феромон - вещество, которым самки этих вредителей приманивают самцов. Потом поставить на краю поля таз с этим самым феромоном и встать рядом, вооружившись мухобойкой. Сутки работы - и все самцы данного вида будут свалены на краю поля в кучку высотой с хорошую лошадь. Конечно, это очень упрощенная схема.
Один химик выделял феромоны какого-то сибирского вида бабочек. Гусеницы этого вида очень жрали какие-то сибирские поля. Вещество было выведено, опыты проведены успешно - для них в Москву специально были привезены несколько десятков бабочек. Самцы слепо летели на запах. Вещество увезли за Урал, химик получил премию и продолжил работу в других отраслях народного хозяйства.
А спустя лет десять он случайно попал в какой-то сибирский город. Не то в командировку приехал, не то в гости к кому-то. Вышел из самолета и тут же увидел у себя над головой бабочку. Ту самую. Улыбнулся, как старой знакомой, и поехал в город. Вышел из автобуса - увидел еще трех. Опять улыбнулся. Когда их стало тридцать - улыбаться химик перестал. Зато улыбались все остальные - по городу ходил человек, вокруг которого ВСЕГДА кружились десятки бабочек. Красиво, наверное.
В организме химика остались молекулы этого самого вещества, которые за десять лет не утратили для этих самых крылатых мужиков привлекательности. Химик пронес их любовь через десятилетия. Романтика, блин.

17:53 

22:35

Jazzzzman
Мимо ВВЦ и телецентра, теряясь в дожде, тянется строящаяся монорельсовая дорога. Толстенные бетонные трубы несут на десятиметровой высоте два исполинских рельса. Один - слева направо, другой - обратно.
По одному из рельсов, хлюпая зелеными резиновыми сапогами, медленно идет мужичок. Строитель. За собой мужичок тянет тележку. Она каким-то образом прикреплена к рельсу и ползет за мужичком, поскрипывая. На тележке обрезки труб, обрывки кабелей и мусор. Мужичок останавливается, поворачивается спиной к дороге. Долго ищет что-то в штанах. Находит. Струя падает с небес на землю, незаметная в дожде.
Мужичок смачно плюет, застегивает штаны и тянет монорельсовую тележку дальше.
Осень.
Россия.

11:16 

В движении

Jazzzzman
Монтаж закончили около полуночи. Не зря мучились - программка вышла неплохая. Андрей с Ольгой решили подбросить меня домой - вместо (и "вместе со") спасибо.
В начале первого выскочили на Ленинградку в районе Войковской, и притормозили - шоссе переезжало нечто. Постепенно глаза охватили все транспортное средство, и только тут дошло. Самолет.
Так и подмывает сказать, что по Ленинградскому шоссе, соблюдая все правила движения, в общем потоке двигался Ил-62. Но не скажу. Неправда.
По шоссе ехал зачехленный в брезент СУ. Военная машина. На своих собственных шасси. Его тащил на привязи тягач в окружении грузовиков и милицейских коробчонок с мигалками. В одном из грузовиков лежали плоскости. Крылья. Мухи, как говорится, отдельно.
Когда очнулись и вспомнили, что у меня на боку висит фотоаппарат, было уже поздно - караван миновал перекресток, а сзади вид закрывал окрыленный грузовик и милиция. Андрей попытался пристроиться рядом, но коробчонка коротко взвыла и строгим гнусавым голосом сказала на всю улицу:
- Не надо меня обгонять. Не надо.
Андрей приоткрыл окно и сказал в коробчонку пару ласковых. Потом перестроился вправо и рванул обгонять по соседней улице.
Снова выскочив на шоссе, мы заняли удобную, как нам показалось, позицию на стоянке. Минут через пять самолет и крытлатый грузовик с кортежем проследовали мимо. Я щелкнул пару раз. Разумеется, почти ничего не получилось.
Ночь. Темно.

13:10 

Прощание с родиной

Jazzzzman
Я где-то подцепил Бэль. Сначала даже не обратил внимания, но потом прислушался, и в глубине головы раздалось: "Мууу... загубил мои больные уши... Муу..." Попытался восстановить, где ж это меня так подстрелили. Напрягся - вспомнил. Шагов тридцать назад проходил мимо торговых палаток, и в ухо мне прохрипел Петкун. Срочно лечиться. Вспомнил Гимн СССР (слов нового российского все равно не знаю). Не помогло. Попел шепотом "Белые розы". Бесполезно: "...мой тяжкий грех уродства вечная..." К счастью из-за какого-то угла накрыло шоколадным зайцем. Хорошо так накрыло, надолго. Теперь обеспечено пятьдесят минут дороги домой в неслышном сопровождении: "...Я шоколадний зайац, я лясковий мерзавъец..."
А в метро очень часто простреливает полонезом Огинского. Невозможно отвязаться. Очень долго не мог понять - почему же именно полонезом, и всегда только в метро. Теперь знаю.
Люди частенько пытаются проскочить в турникет бесплатно. Хищная машина смыкает челюсти, зажимает в них любителя халявы и на всю станцию издает сигнал тревоги. Чтобы народ оглянулся, и нарушителю стало стыдно. Так вот, этим самым сигналом тревоги служит почему-то первая фраза полонеза "Прощание с родиной" Михаила Огинского (это полное название, выпендриваюсь). Уж не знаю, может в тридцатые годы бесплатный проезд в московском метрополитене им. Ленина карался высылкой из страны, и в память об этом безымянный программист забил эти девять нот в мозг железной Годзиллы. С повтором.
К слову, лучшие годы моей школьной жизни были отравлены ежедневными походами в школу музыкальную - спасибо родителям. Мою макушку едва было видно из-за огромного баяна, а тщедушные коленки все время до синяков зажимало в мехах. И долгими зимними вечерами я пилил этот самый полонез, зубря его для отчетного концерта. Вот поэтому-то я помню данное произведение до самого конца, со всеми вариациями.
Едешь себе уже час в метро, отрываешь голову от книги, и вдруг в ней (в голове) раздается какая-нибудь маршеобразная часть полонеза: "Трам, та-да-дам-там, там-там, трам, та-да-дам-там, там-там!.."
Значит, кто-то час назад пытался проскочить мимо турникета.

14:47 

А-а, и зеленый попугай

Jazzzzman
Суровой северной осенью я сидел на полу в своей комнате и занимался важными делами: не то смешивал мамины духи и кремы, пытаясь получить что-нибудь взрывоопасное, не то лепил из белого пластилина и варенья жевательную резинку. Лет мне было, не соврать, что-то глубоко за семь. Наверное, около восьми. За стеклом вот уже пару недель лежал снег. Белый и пушистый, как полагается. Форточка открыта - топили тогда на совесть.
Вдруг где-то прямо над головой:
- Цвирк!
Странный такой звук. Я такого за всю свою долгую жизнь еще не слышал. Поднимаю голову - и тут же открываю рот. Инстинктивно открываю, как все дети. В распахнутой форточке сидит волнистый попугайчик. Желтый.
- Цвирк!
У нас и снегири-то редкость, а из всех птиц лишь воробьи неистребимы и вездесущи. А тут - такое вот чудо. Сейчас-то я, конечно, понимаю - нужно было что-то предпринять. Поманить пальцем, принести хлеба. Посвистеть, наконец. Но я минуту тупо смотрел на птицу, а она на меня. Потом наклонила голову и, даже не цвиркнув на прощанье, фыркнула в окно. Секундой позже я по пояс торчал из форточки и, обмораживая уши, смотрел во все стороны. Не увидел.
Птичку жалко. Замерзла наверняка. Если, конечно, кто-то умный из другой форточки не догадался принести хлеба.

Спустя лет пятнадцать одни очень хорошие люди отправили меня со своей дачи за хлебом. Гулять по дачному поселочку одно удовольствие - сосны, солнце, жара... Вдоль заборов - по грудь розовый иван-чай. А на нем - толстые, в палец, ярко-зеленые гусеницы бражников. На заднице у каждой огромный коричневый шип, и если его тронуть, гусеница сворачивается в баранку. За заборами поет группа из Федеративной Республики Германии "Современный разговор". Не потому что модно - это уже ретро. Эхо тащит песню между сосен, рвет на клочки. Иду, улыбаюсь.
На полпути над головой - ффрррр! Стайка воробьев, человек двадцать пять. Заложили крутой вираж, обогнули чью-то крышу и сели на забор. Как бусинки - по линеечке. Только одна бусинка отличается размером и цветом. Побольше она и зеленее гораздо. Подошел чуть ближе... Правильно - попугай. Волнистый. Зеленый. Совершенно на равных в этой ватаге воробьев тусуется и не чувствует себя лишним. Кричит чего-то, крошку хлебную у кого-то отбирает. Общается.
Тоже ведь, наверное, этой же зимой замерз. И тоже жалко.

19:53 

Личинка

Jazzzzman
Хруст, немного тишины, а потом из тишины вопрос:
- Слышь, хозяин! У тебя окна на какую сторону?
Вопрос был задан мне, стоящему перед своей новой входной дверью. Спрашивал один из мужиков, которые пять минут назад эту дверь установили. И закрыли ее, чтобы проверить замки.
- Во двор, - говорю.
- Брось отвертку. Замок заело.
Диспозиция: я в квартире (это хорошо), мужики на площадке (и это тоже неплохо), весь инструмент - внутри (а вот это уже, прямо скажем, хреново). Беру отвертку, выглядываю в окно. Бродит. Кинул. Поймал. Ушел.
Еще минут пять они этой отверткой безутешно ковыряли замок снаружи. Потом ей же расковыряли щель между косяком и стеной, и просунули в нее ключ:
- Хозяин! Попробуй изнутри.
Изнутри не получилось.
- Ну, снимай тогда замок. Шурупы отвинчивай.
- Чем? Отвертка-то у вас!
- А другой нет?
- Крестовая.
За дверью негромко посовещались.
- Ну иди к окну, веревочку выбрось.
Этаж третий, позволяет. На веревочке я поднял отвертку обратно и разобрал замок.
- Отойди, мы личину выбьем.
Кувалда, по счастью, осталась у них снаружи. Несколько хороших ударов, и личинка замка криво торчит в квартиру. Но не вываливается. Ко мне ее не пускает какая-то неизвестная хрень, а наружу - другая хрень, которую я вижу. О чем и рассказываю мужикам.
Снова негромкое совещание.
- Хозяин! А ты болгарку в руках держал?
Зашибись.
- Приходилось, - говорю.
- Ну отрежь эту штуку тогда.
Беру болгарку. Режу. Искры фонтаном по всей квартире - красота! Покалеченая личинка вываливается к ним наружу. Дверь открывается. Стоят мужики и улыбаются:
- Бывает!
Замок меняют, цену за дверь сбрасывают на двести рублей.

Какое-никакое, а приключение.

19:20 

Киберпанк

Jazzzzman
Интересно теперь воруют. То блокбастер с монтажного стола сопрут, то программу взломают, то музыку незаконно скопируют. Интересно то, что сам объект кражи при этом никуда не девается - и фильм на столе остался, и программу производитель продает, и музыка на лицензионном диске играет. Забавно. Раньше украдут коня цыгане - и его больше у хозяина нет. Оттого горюет хозяин, рвет на груди растительность и мечтает угонщиков покарать. А коня вернуть. Как же без коня.
Вот если б мог цыган этого коня себе СКОПИРОВАТЬ. Взять, да переписать. Подкрасться темной ночью, подключиться к конюшне, просканировать в ней все стойла, выбрать лучшего скакуна и закачать к себе в табор. И пользоваться этой нелицензионной копией с какими угодно целями - хоть для личного удовольствия, хоть для коммерческого использования. Ну, не знаю как - детей на нем в парке катать за деньги. Или конной милиции в аренду сдать. Да хоть колбасы наделать. Вот интересно - стал бы тогда первоначальный хозяин этого коня искать? В суд подавать на похитителя? И требовать, чтобы пиратская копия его скотины была уничтожена? Почему-то мне кажется, что не стал бы.
Даже если ко мне в метро пристроится какой-нибудь карманник и незаконно скопирует содержимое моего кошелька к себе в карман, не удаляя при этом исходных файлов... тьфу, денег... Так вот - я бы, наверное, тоже возмущаться не стал бы. Пусть.
А они пиратов ловят. Странно как-то все.

19:24 

Гревняя Дреция

Jazzzzman
А в школе, записывая в тетради тему урока, мы очень любили задавать учителям вопрос:
- А писло чесать?
И очень веселились, когда учитель, не заметив подвоха, отвечал:
- Да, чесать.

Балбесы.

13:49 

Мутанты

Jazzzzman
Я видел птиц, живущих под землей. И мух, летящих на высоте десять тысяч метров со скоростью около тысячи километров в час. Бред какой-то...

В московском метро живут воробьи. Наверное, в любом живут. Летают по переходам, сидят на люстрах. Чем питаются - не совсем понятно. Но живут. Под землей.
А мухи - в самолетах. Летит лайнер через полконтинента, а в нем с соответствующей скоростью несутся летающие насекомые. А еще, наверно, мухи бывают в океанах. В подводных лодках. Вот только в космические корабли им забираться сложнее. Но ведь все равно, наверное, залетают...

"Сегодня все прогрессивное насекомство горячо приветствует первого космонавта планеты Земля - зеленую муху Жжзжж Зззжжзж! Этот маленький шажок одной из ног обыкновенной мухи - гигантский скачок для всего насекомства!" Парад, цветы, газеты.
Говорю же - бред...
Интересно, с Белкой и Стрелкой летали какие-нибудь блохи? И как они себя при этом чувствовали?

18:55 

Опять

Jazzzzman
Живу в метро. Ем в метро, сплю в метро. Читаю, слушаю музыку, покупаю газеты. Все в метро.

Сидит бабулька в стеклянной будке у эскалатора. Из развлечений у нее - телевизор и два телефона. По телевизору показывают макушки и плечи людей, сходящих с эскалатора. Двадцать часов в сутки. Телефоны у нее тоже забавные. Один черный, другой желтый. Два веселых телефона. Черный выпущен году в тридцатом, его отлили из эбонита на каком-нибудь военном заводе. Складывается ощущение, что он цельнолитой, и внутри у него такая же чернота, как и снаружи. При необходимости этим агрегатом вполне можно хряпнуть фашиста по затылку. Это насмерть. А желтый аппарат почти новый - года семидесятого. Желтым он стал от старости - курил много. Его главная особенность - отсутствие диска для набора. Зато на его гладкой морде черная надпись кистью:
СТРЕЛОЧНЫЙ ТЕЛЕФОН

Рекламный плакатик под самым потолком вагона:
"Вы стали слишком забывчивы? Препарат ХРЛМРРЛ (не помню) поможет вам забыть о своей забывчивости!"
Вот это вещь, вот это я понимаю!
Так память отшибает, что о своем склерозе просто забываешь. Копирайтеру памятник ставить нужно.

На Войковской умер бомж. Скорее всего, сначала сидел на лавочке, потом - лег на лавочку, потом - упал под лавочку. Если бы не упал - лежал бы до вечера. А так - подошли ментозавры и попинали:
- Эй, урод, вставай, чего разлегся! Вставай, говорю, че, оглох? Э, да он сдох!
Зачем понадобилось везти его на Сокол - не представляю. Они положили его на носилки, накрыли какой-то тряпкой, и вошли с ним в вагон. Проехали одну станцию и вынесли.
Последний путь.

12:26 

Не влезай, убью!

Jazzzzman
Одним из первых (если точно - вторым) из моих рабочих мест в Москве оказалась квартира. Нет, я не делал евроремонтов из подручных материалов. Я просто пришел в компанию, которая целиком располагалась в двухкомнатной сталинке. Интерьер соответствовал всем представлениям о сталинских квартирах: пятиметровой высоты потолки в пыльной лепнине, волнистые скрипучие полы с выпадающими паркетинами и, конечно, запах. Куда ж без него. Кроме всего, в квартире жила кошка генерального, для нее в ванной комнате стояло пластиковое корытце. Это обстоятельство тоже приплюсуйте к запахам.
В центре большой комнаты стоял стол генерального, за которым он любил сидеть темными вечерами в позе лотоса, скрестив ноги на стуле. Там же стоял стол и сейф коммерческого директора, а также компьютер, вживленный в алюминиевое ажурное сооружение на колесах. За компьютером обычно работала Оля, совмещавшая должности редактора и секретаря.
Комната поменьше называлась студией. В ней было два звукорежиссерских компьютера, сидеть за которыми приходилось, едва не касаясь спинами. Кроме того, здесь же стояла двухэтажная алюминиевая кровать, из которой по утрам вполне могла торчать чья-нибудь голая пятка. Размера эдак сорок пятого. Прямо у меня над головой. Это означало, что вчера руководство работало допоздна. Или не работало. Но тоже допоздна.
Задолго до моего появления руководство выделило некую сумму на покупку тапочек для всего коллектива и возможных гостей. Ибо бродить по почти жилому помещению в уличной обуви как-то неудобно. Тапочки были куплены и свалены в большую кучу у входа. Приходя утром на работу, можно было порыться в куче и выудить одинаковую пару (если повезет). Кучу тапочек у входа, между прочим, тоже можно смело приплюсовать к запахам.
Немного порассуждав, я решил купить себе личную пару. Пара была новенькая, чистенькая. Клетчатая. Несколько дней я блаженствовал в собственной сменной обуви. Но однажды перестал находить ее там, где оставил. Тапочки блуждали по квартире и обнаруживались утром то под кроватью, то на балконе, а то и вовсе в ванной. Означало это лишь одно - кто-то их носит. Опрос общественного мнения догадку подтвердил. Клетчатые тапочки носили все, кто успевал найти их раньше меня. Природная рачья прижимистость взыграла, и я стал прятать тапочки под свой стол. Не помогло. Я стал убирать их в пакет, и прятать под стол в пакете. Не сработало. И тогда я пошел на крайние меры. Черным несмываемым маркером поверх синих клеток я начертал угрожающую надпись:
ОСТОРОЖНО! ГРИБОК!
Ни один нормальный человек, как мне казалось, не станет надевать такую обувь, даже если поймет, что это шутка.
Назавтра тапочки изчезли. Совсем. Видимо, кто-то, испугавшись, выбросил.

Компания давно выросла и переехала в офис в центре. Почти семейные, уютные отношения в ней давно переросли в сугубо деловые. Сменилось множество людей.
Но на моем рабочем месте стоит кружка с предостережением:
ОСТОРОЖНО! ГЕРПЕС!
Зато она больше не изчезает по утрам.

Блин, неужели я такой жмот?

19:00 

Кофейный пулемет

Jazzzzman
Нет, ну так же нельзя! Этот самый агрегат на нашем этаже, что кофе продает, придумывает все новые и новые трюки, чтобы поиздеваться над каждым, кто к нему подойдет.
Сдачу он теперь не дает. Никому. Даже если очень попросить и потрясти его при этом. Даже если попинать. Матом.
Пакетики с чипсами и орехами все чаще и чаще зависают в пружинах, не долетая до пищеприемника. Даже если попинать вдвоем. И матом.
Взяли с Андреем две бутылки "Святого источника". Они встали в пищеприемнике вертикально и заклинили дверцу. Чтобы извлечь, пришлось пинать. Матом.
Из четырех составляющих обычной порции - кофе, вода, сливки и сахар - он научился готовить самые разнообразны коктейли, просто перебирая возможные варианты. Причем ни один из новых его рецептов несъедобен. Нажав "кофе со сливками и сахаром", можно получить:
а). Кипяток со сливками. Выглядит очень подозрительно - стакан белесой дымящейся фигни.
б). Кипяток с сахаром. Что делать с этим напитком богов - неизвесто. Разве что пчел подкармливать.
в). Сливки с сахаром. Треть стаканчика.
г). Просто сахар. Немного сиропа на дне стакана. Тоже пчелам.
Хорошо, хоть рядом с ним стоит урна. Никогда не пустует.
Позавчера опять закончились стаканы. Чтобы процесс был виден лучше, кто-то выломал прозрачное окошко, за которым происходит священнодействие. И я смог вблизи любоваться, как он сначала кривенько пописал сам в себя моим кофе, а потом спрыснул все это струйкой моих сливок.
Ромке повезло больше. Стакан ему машина выдала. Тот повис в пластиковых зажимах, и Ромка расслабился. Зря. У стакана не оказалось дна! Снова две кривенькие струи, на этот раз сквозь стакан.
А он все стоит на этаже и самодовольно урчит. Даже если попинать вчетвером. И матом его, родного, матом.

Пойду за кофе...

14:49 

Бред

Jazzzzman
Всегда слышал, что длинные волосы - это жутко неудобно. Сегодня убедился - длинноволосой девушке дали прикурить. В прямом смысле - поднесли зажигалку к сигарете. Как-то так неудобно поднесли, низковато. Девушка отработанным движением взмахнула головой, закинув волосы назад, перехватила их там сзади рукой, сжала - и прикурила. Держа себя за волосы. Редиска такая. Не в смысле "нехороший человек", а в смысле - корнеплод. С хвостом.

Один юноша увлекался бильярдом. Не то, чтобы очень сильно, но играл. Оттого и купил себе однажды брелок в виде красно-белого полосатого бильярдного шарика. Мама юноши увидала покупку и сказала:
- Ой, какой у тебя брелок симпатичный - редисочка!

Постоянный недосып. Такое ощущение, что все время ходишь с аквариумом на голове. Все такое гулкое, далекое и мутноватое.
"Есть одна у летчика мечта -
ВЫСПАЦА, ВЫЫСПАААЦААА!!"

16:57 

Жертва

Jazzzzman
И ведь совершенно непонятно - зачем мне это нужно? Женек - менеджер в одном из мест, где я работаю. Чего я к нему пристал?
И даже не помню, с чего все началось. Поэтому буду перечислять "в порядке всплытия":

Женька носил на работе тапочки. Начал это я, но я ж не менеджер! Мне можно. А когда он выходит к клиенту в костюме и приличном гаглстуке в мохнатых тапочках на босу ногу - зрелище занятное. Ну так вот - я прикрутил его тапочки шурупами к его же рабочему столу. Не насмерть, но крепко. Рядом положил отвертку - самую неудобную, какую смог найти.

Набил его галстук газетами и воткнул вертикально в клавиатуру компьютера. Другой его галстук затолкал в бутылку из-под пепси и запаял крышку.

Незаметно засунул его мобильный в презерватив. Хотел так же оформить и его офисный "Панасоник", но презерватив порвался. Тогда приклеил трубку скотчем к аппарату - чтоб не поднималась. Назавтра заклеил в трубке дыры тем же скотчем в пять слоев - чтоб не было слышно.

Украшал его комп елочками и гирляндами за два месяца до Нового года.

На его коврике для мыши теперь надпись "Борис Моисеев - SUPERSTAR!"

Приклеивал шарик в мышке скотчем к корпусу - чтоб не катался.

На столе у Женьки валяется его визитка. Регулярно приклеиваю к ней разные рожи из журналов и меняю фамилию.

Сегодня у входа в метро продавали тапочки. Детские. Розовые. В цветочек. Не удержался - купил и подменил.

А что Женек? Да ничего. Улыбается и терпит. В морду пока не дал, хотя галстуки больше на рабочем месте не оставляет. А жаль.
Сразу заявлю - я абсолютно гетеросексуален. Но объяснить себе, почему мне доставляет удовольствие вся эта дурь - не могу.

13:03 

Комиссары

Jazzzzman
Сколько легенд и преданий ходит в народе о приемной комиссии военкомата! Это то самое таинственное место, где пара сотен оболтусов бегает по этажам и коридорам в одних семейных трусах, прикрываясь приписным свидетельством. Здесь ты впервые чувствуешь, что твоя дальнейшая судьба ни коим образом не зависит от тебя самого. Отныне ее определяют курящие тетки самого зловещего вида и невероятно самоуверенные люди в погонах. Жуткое место.

Дверь в один из кабинетов мы обходили по большой дуге, стараясь проскочить ее как можно более незаметно. Из этой двери временами выскакивал мужик в халате, хватал первого попавшегося в трусах и затаскивал внутрь. Из кабинета тут же раздавалось зловещее жужжание и свист. Всем становилось ясно - стоматология. Никто туда не хотел. Мне не повезло - мужик выскочил как раз тогда, когда я просачивался мимо. Схватил и втащил. Внутри не оказалось ничего. Совсем. Стул и стол. Мужик дал мне какую-то штучку и сказал:
- Дунь. Выдохни сюда полность.
Я дунул изо всех сил. Штучка, как оказалось, измеряет объем легких. Внутри у нее пропеллер, который и издавал те самые жуткие звуки. Господи, как я был счастлив!
Стоматолог прятался за следующей дверью.

В каком-то дальнем уголке, за грязноватой тряпочной ширмой притаился паучок в очках минус восемь. Дерматолог. Сидит, скучает, листает "Крокодил". Вхожу. Он, не отрывая глаз от журнала:
- Чешешься?
- Эээ... нет..
- Давай карту. Годен.

Невропатолог, она же психиатр. Тоже читает какую-то книжку. Сначала долго не обращает на меня внимания, потом вдруг спрашивает:
- Гоголя знаешь?
Ни фига себе, начало, думаю.
- Лично - нет.
В глазах тетки проявляется вялый интерес.
- А Пушкина?
- Я помню. Чудное мгновенье.
Интерес гаснет.
- Давай карту. Годен.

Ну, и самое богатое на байки и россказни место - закуток уролога. Или как его там. В нашем случае им оказалась вполне такая барышня в соку. В тесном халатике. Лет тридцати. Молодые здоровые организмы живо реагировали на осмотр. Физиология, куда денешься. Андюха отреагировал крайне бурно, и она протянула ему стакан, кивнув в сторону умывальника:
- Смочи головку.
Тот подумал. Медленно подошел к умывальнику. Медленно налил воды. Опустил в стакан пальцы, и с непонимающим видом провел ими по собственному затылку.
Ржали, вываливаясь из кабинета, как были. Без трусов.

12:57 

К. И. Чуковский - Тараканище

Jazzzzman
Позавчера снова нашел в метро таракана. Только этот не бегал, а тихо лежал кверху брюхом, не привлекая внимания. Затаился. Этот, видимо, в детстве плохо питался, и был размером поменьше - сантиметра четыре в длину, да плюс усы еще столько же. Я постоял над ним, подумал. Порылся в карманах - вдруг какая-нибудь коробочка завалялась. Не завалялась. Поозирался - вокруг тоже ничего такого нет. Поднимаю глаза - а из будки на меня внимательно смотрит эскалаторная бабушка. Пристально так. Я чего-то смутился и отшел в сторонку. В сторонке подходящих коробочек на полу тоже не валялось, потоптался и вернулся. Снова стою, топчусь, и, видимо, очень подозрительно выгляжу. Эскалаторная фея поднимает трубку одного из своих телефонов, и что-то там кому-то говорит.
Ну вот, думаю, надо успокаивать. Заворачиваю таракана в десятку, подхожу к ней, протягиваю:
- Здрасьте! - На лице выражение идиотского счастья, чтоб не испугалась, - Смотрите, что нашел!
Она заглядывает в десятку, и вдруг расплывается в улыбке на всю свою телефонную будку:
- Тю! Та у нас тут их полно!
- И все такие здоровые?
- А то! Они у меня бутерброды воруют, когда толпой набегают!

А кверху пузом он не просто так лежал. Отавал своему тараканьему Богу свою тараканью душу. Сдох через пару часов, хотя я и коробочку нашел. Вышел гробик.

М ю с л и

главная