• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:43 

Барышня? Мне Смольный.

Jazzzzman
Все-таки, это хорошо, когда твой мобильный может воспроизводить mp3 в качестве звонка. А вдвойне хорошо, когда ты имеешь возможность эти самые mp3 редактировать и создавать новые. Поэтому, стоит кому-нибудь набрать твой номер, у тебя в кармане раздается:
"Вера! Вызовите-ка мне самую светлую голову нашей с вами современности. Как кого? Новосельцева, конечно!" (с) "Служебный роман
"Положь тррубку! Трррубку положь!" (с) "Иван Васильевич меняет профессию"
Когда фразы из отечественной киноклассики надоедают, можно самостоятельно изготовить себе звонок:
"Кря-кря! Водитель черного "Хаммера", немедленно перестройтесь на встречную и вдавите тапку в пол!"
"Пи-пи. Николай Николаевич, опять Ходорковский на второй линии, денег просит. Говорить будете?"
"Бом-бом-боммм... Совершил посадку поезд, следующий по маршруту Титан - Великие Муки. Встречающим подойти к третьему дебаркадеру".
"Звездный рейнджер! Вызывает Галактическое Командование! Вселенная в опасности!"
"Первый, первый! Я второй! Третьим будешь?"
Тяжелый вздох и грустный голос: "Хозяин... А, хозяин? Темно тут у тебя в кармане... Пообщаться не с кем. Поговори со мной, а?"
Однажды в полчетвертого утра кто-то ошибся номером, и диктор Игорь Кириллов возвестил в темноте на всю квартиру:
"Внимание! Говорит и показывает Москва! Работают все радиостанции Советского Союза!"
Чуть с кровати не упал.

15:27 

Иван Олегович

Jazzzzman
"Цигель-цигель! Михаил Светлов! Ту-ту-у!" - с этой фразы из "Бриллиантовой руки" начинался рекламный ролик трехдневных круизов к главной достопримечательности реки Лена - к Ленским Столбам. Дело в том, что один из теплоходов действительно назывался Михаилом Светловым, и этим совпадением тут же воспользовались рекламщики.

Знакомство с Ванькой началось странно. Вечером на верхней палубе к нам с Гариком подошел крепкий невысокий парень и предложил:
- Может, потанцуем?
От такой наглости мы просто опешили и хрустнули костяшками пальцев. Парень мгновенно оценил ситуацию:
- Нет, вы не так поняли. Никто же не танцует, может их завести нужно? Ну что они все стоят по бортикам?
К бортам на самом деле были приклеены человек тридцать. Грохотала музыка, самодельные прожектора вспыхивали в такт, и ни один человек не танцевал. В программе круиза это неподвижное прослушивание танцевальных ритмов называлось "Дискотека на открытой палубе".
Парень тут же был прощен, мы втроем выдернули из шеренги по девушке и зажигательно, как нам показалось, потоптались в центре. Народ и вправду оттаял, и через три минуты отклеился от бортов.

Круглолицый и веселый Ванька оказался курсантом школы милиции. Что не мешало ему обладать вполне непыльными мозгами и даже некоторыми актерскими способностями.
Уж и не помню, что же именно мы пили в тот вечер, но в какой-то момент нам показалось, что Ванька где-то в чем-то слегка напоминает Олега Палыча Табакова. Мда...
Гарик тут же выпросил у ди-джея микрофон и возвестил на всю акваторию:
- Дамы и господа! Мы счастливы сообщить вам, что сегодня вместе с нами на теплоходе "Михаил Светлов" отдыхает младший сын Олега Табакова. Знакомьтесь - Иван Олегович Табаков!
Публика восприняла сообщение с пьяным энтузиазмом, а вот сам Иван Олегович, конечно, от нас такой подлости не ожидал. Правда, и отказываться от свежеприобретенного отца не стал - лишь смущенно поклонился и вместе со всеми поаплодировал сам себе.
Гарику за находчивость нужно ставить памятник - все три дня нам почти бесплатно наливали коньяк, девушки уважительно шептались за спиной, а мужики приглашали за столик. В каюте было не повернуться от количества прекрасных созданий - неизбалованные столичным вниманием дамы круглосуточно выслушивали россказни Ивана Олеговича о папе, страшем брате и жизни московской богемы. Ну, и нам с Гариком внимания тоже перепадало.

Года три спустя я вез в машине знакомую девушку с младшей сестрой по каким-то делам. Вдруг позади коротко вякнула сирена, и блеснуло синим:
- Водитель белой "Тойоты", прижмитесь к обочине и остановитесь!
Я поначалу напрягся, но тут же разглядел в зеркале улыбающуюся физиономию Ивана Олеговича, размазанную по лобовому стеклу милицейского бобика.
Я остановился. Ванька вышел из машины во всей красе - в бронежилете и с автоматом - и направился в нашу сторону. И тут у меня в голове что-то щелкнуло, я вышел из машины и сквозь зубы прошептал:
- Ваня! Ваня, положи меня на капот!
Уговаривать Вано не нужно - он тут же заломил мне руки за спину и шваркнул мордой о машину.
Почему мне это показалось смешным - до сих пор непонятно. Мало того, в тот момент я как-то не подумал, что Ванька наверняка не патрулирует в одиночку, и в машине у него сидят такие же бравые ребята в бронежилетах. Которые, разумеется, шутки не поняли и тут же вылетели из бобика, размахивая автоматами.
Наверное, со стороны это выглядело красиво. Не знаю, я не видел ничего, кроме белой краски на капоте.
Обошлось. Иван Олегович успокоил своих ребят, мы посмеялись, покурили около машин, вспомнили Светлов и Легенду О Младшем Сыне.
Когда я вернулся за руль, в салоне стояла мертвая тишина. Девушки смотрели на меня неподвижными глазами и молчали. Мы тронулись. И лишь минут через пять с заднего сиденья раздался жалобный голос младшей сестры:
- Лена... Я описалась...

13:25 

Совпадения

Jazzzzman
Вчера:
Колян проснулся, и от нечего делать стал нажимать кнопки на пульте, переключая каналы. В ящике замелькали Путин, йогурт, Кобзон, "Фабрика", погода, Янукович, Якубович, бандиты, Дубовицкая... Дольше, чем на секунду Колян нигде не останавливался - искал хоть что-нибудь интересное. И вдруг на каком-то канале суровый баритон из черно-белого фильма строго приказал:
- ДАЛЬШЕ!

Давно:
Гошке было пять лет. По ящику шел фильм про войну, и фашистские танки ползли на советские окопы, в которых сидела горстка отважных бойцов. Музыка нагнетала напряжение. Гошка не выдержал, бросил на пол подушку, залег за нее с пластмассовым автоматом и стал воевать:
- Ту-ду-дущщщ! Ту-ду-ду-дущщщ! Бдщщщ!
Советский командир строго посмотрел на него с экрана и приказал:
- БЕЗ КОМАНДЫ НЕ СТРЕЛЯТЬ!

17:42 

C ума сойти

Jazzzzman
Мне сегодня пришло письмо от девушки по имени Таня. Совершенно случайно выяснилось, что она является автором этих бессмертных строк:

Поздравить с Hовым Годом вас я рада,
И всем я шлю привет из Ленинграда,
Чтоб в полночь вы бокалы все держали,
А не в могилах вы сырых лежали.
Таня Р. (6 класс)

Брожение ссылки на сборничек этих вот стихов (см. мюслю от 17 декабря 2004 г.) приобрело урожающие масшатабы, и за месяц на страничку пришло около ста тысяч человек. Клянусь, до публикации счетчик показывал что-то около 130000, а сегодня на нем 225179. И вот среди этих людей обнаружилась Таня. Она, правда, вовсе не Р. - видимо, сказались ошибки копирования. Но все равно - это именно она в восемьдесят девятом году писала про сырые могилы.
Кстати, на мои идиотские комментарии к стихам Тая вовсе не обиделась. Спасибо ей за это.
Сейчас она переехала из Петербурга в Москву и работает программистом. И стихов больше не пишет.
Жаль.


10:50 

Литография

Jazzzzman
Между Соколом и Октябрьским Полем, у моста, стоит мрачноватое здание грязно-ржавого цвета. Когда-то, наверное, оно было солнечно-оранжевым, но со временем кирпич, из которого выложены стены, впитал в себя обиду на время и атмосферные осадки. Стены постарели, здание едва заметно сгорбилось.
А под самой крышей кто-то увековечил имя любимой. Потемневшая со временем белая масляная краска растеклась по гигантским буквам, которые отлично видно издалека.
Очень романтично. Можно живо представить себе, как юный Ромео спер где-то ведро краски (ну не купил же, в самом деле!) и швабру. Потом под покровом вечерних сумерек, приняв для храбрости стакан портвейна, поднялся на двенадцатый этаж. Там он монтировкой сбил замок с двери, ведущей на чердак. Вечерний бриз развевал его кудри... так, стоп, отвлекаюсь.
Итак, Ромео с ведром краски и шваброй наперевес, огляделся. На крыше никого не было, если не считать прищуренных голубей и подозрительных ворон. Ромео пригнулся и на корточках преодолел расстояние до бортика. Затем перегнулся через него и посмотрел вниз. Порыв ветра ударил в лицо, и Ромео отшатнулся, едва не уронив ведро с краской. Портвейн. Срочно еще портвейн.
Глотнув анастетика, Ромео снова взглянул вниз. Замечательно. Вот на этой стене надпись будет отлично видна. Еще портвейн.
Обмакнув швабру в краску, Ромео лег на широкий кирпичный борт стены. Швабра прижалась к стене и провела первую линию.
Несмотря на пол-литра портвейна, бутылка из-под которого валялась теперь где-то в стороне, Ромео отлично понимал, что писать имя любимой нужно не просто так. Ведь он свешивается с крыши вниз головой, а значит, буквы нужно писать вверх ногами.
С буквой "Н" никаких проблем не возникло. Потом "А" - тут уже сложнее...
Когда все шесть букв были выведены, счастливый Ромео бегом спустился с крыши, отбежал немного в сторону и оглянулся на фреску...

В общем, если висишь вниз головой, писать нужно не только вверх ногами, но и справа налево. Ромка же этого не учел - портвейн штука коварная. Поэтому с вечернего неба на него смотрела огромная надпись:
АШАТАН

Ее и сейчас отлично видно. Причем, очевидно, этот балбес однажды попытался как-то исправить положение, и вновь забрался на крышу с краской. Но ошибок прошлого не учел и снова прихватил с собой "для храбрости". Поэтому все, что он смог придумать - это опять перегнуться и вверх тормашками дописать еще одну, правда бледненькую, букву "Н". Теперь получилось "НАШАТАН". Романтичная и грустная история...

P.S. А спустя несколько лет Москву заполонили румяные парни из бывших союзных республик. Они весело и дружно строили все, что придется, и такие мелочи, как портвейн, влияли на них слабо.
Однажды бригада украинских рабочих подогнала к тому самому зданию машину. Из нее выскочили веселые мужики с ведрами. Они легко взбежали на двенадцатый этаж и внесли на крепких плечах малярную люльку. Люльку подвесили к стене, румяный хлопец спрыгнул в нее, взял в руки кисть, размахнулся, и...
И вдруг рука его дрогнула. Жаль парня. Человек же мерз, рисковал, и все для того, чтобы написать имя любимой Нашатан на кирпичной стене.
Скупая мужская слеза, процентов на сорок состоящая из водки, упала с носа рабочего. Он снова взмахнул кистью, и рядом с Нашатаном возникла новая надпись, составленная из еще более огромных букв:
Л Ю Д А

14:32 

Наружка

Jazzzzman
Здание издательства газеты "Известия" изнутри напоминает огромный кусок янтаря. У хронометра лопнула пружина, и внутри теперь вечный 1975 год. Длинные коридоры, покрытые морщинистым серым паркетом. Фикусы в кадках. Зеленые вертящиеся кресла, как грибы - на единственной металлической ноге. Помещение архива с тем самым запахом старой советской библиотеки - мелкая, чуть кисловатая бумажная пыль. Актовый зал и панно на всю стену - политически грамотные работники печатной промышленности с нечеловеческим серьезом смотрят в коммунистическую даль.
А на втором этаже, над дверями, там, где обычно светится коробочка со словом "Выход", серо-красное табло: "ГАЗ ПОШЕЛ".

Если пройти чуть дальше (метров сто по коридору), на самой обыкновенной двери можно найти тяжелую металлическую табличку: "ПЯТЫЙ ПРОКУРАТОР ИУДЕИ ПОНТИЙ ПИЛАТ".

А в субботу в Балашихе обнаружился магазин с замечательным названием: "ПРОДАЖА ПОСУДЫ НА ВЕС". Пока я думал, как же это выглядит, Саня соорудил фразу: "Здравствуйте! Мне, пожалуйста, четыре килограмма кружек!"

19:03 

Тюнинг

Jazzzzman
Велосипеды для нас в детстве были не средством передвижения, а совсем наоборот - роскошью. И если у тебя был банальный "Школьник" или "Орленок", то тебе просто не дотянуться до крутых пацанов на "Камах" и "Салютах".
Начнем по порядку - с колес. Спицы мы обматывали разноцветными проводами, которые вытягивали из обрезков толстых телефонных кабелей. Получались такие цветики-семицветики - по пять-шесть разноцветных проволочных лепестков на каждом колесе. Ниппели (мы говорили "ниппелЯ";) тоже украшались. Для этого брали пластиковые пробки от винных бутылок (сейчас таких почему-то нет), разрезали каждую на полоски - почти до самого донышка - и надевали на ниппель, проделав в пробке еще одну дырку. Такие же пробочные ромашки насаживались на длинные куски проволоки, которые прикручивались к оси колеса, и торчали вперед и вверх - получались лихие "усы". А еще к передней вилке с помощью деревянной бельевой прищепки крепилась открытка - она цеплялась за спицы и издавала бешеный треск при движении. Правда, открытка быстро изнашивалась, и приходилось крепить новую.
Вся рама велика, включая руль и крылья, обматывалась синей изолентой. Но не сплошь, а так, чтобы между витками оставались просветы.
На переднее колесо устанавливали такой же багажник, как и на заднем - и это считалось верхом крутизны.
Ручки руля венчали все те же пробки от бутылок, но уже неразрезанные.
Вокруг сиденья обматывалась бахрома от какого-нибудь пледа. За разорванные пледы сильно доставалось от родителей.
Самые ушлые заталкивали в дерматиновые "бардачки" для ключей радиоприемник "Россия 303" (или 707... Не помню) - и получалась автомагнитола. Хотя, нет - велорадиола.
"Катафоты" - разноцветные отражатели - вешались во все остальные, не тронутые тюнингом, места.
Когда это чудо, треща и поскрипывая выкатывалось на дорогу, все девчонки из третьего "Б" оборачивались вслед...

И я теперь отлично понимаю, откуда на наших дорогах столько тонированных ВАЗовских "девяток" с синими "писалками" и спойлерами. Это ж все оттуда растет - из серо-синих "Школьников".

...А самый большой велосипедный ключ, в котором была куча дыр для самых разных гаек, назывался "семейкой". Смешное название.

10:34 

Анонсы II

Jazzzzman
От создателей "Жадины" и "Говядины".
Однажды ночью он проснулся от жажды, схватил со стола банку и напился из нее. Но утро принесло шокирующее открытие - оказалось, что в банке были аквариумные рыбки... Вызванный врач сказал: "Будем доставать".
Смотрите на видео: "В поисках Немо".

От создателей "Каштанки" и "Фисташки".
Она была маленькой девочкой с двенадцатого этажа. Однажды она подошла к окну и выбросила в него хомячка.
Смотрите на видео: "Авиатор".

От создателей Урюпинской ТЭЦ.
Они были бойцами второй дважды краснознаменной танковой армии. Однажды они организовали кружок мягкой игрушки.
Смотрите на видео: "Бойцовский клуб".

От создателей никто не ожидал.
Вчера он слишком много выпил. Сегодня с утра ему предстоит тяжелый путь к туалету. Он упадет на колени и склонится над унитазом.
Смотрите на видео: "Блеф".

От создателей "Герасима" и "Мумусима".
Два землекопа копают два метра траншеи за один час. Сколько нужно землекопов, чтобы выкопать за один час три метра траншеи?
Смотрите на видео: "Троя"


19:00 

Гектопаскаль

Jazzzzman
Cерега Сидорюк из породы людей, на которых без смеха смотреть невозможно. Нескладный лохматый парень с открытой физиономией и всегда готовой дурацкой, но очень смешной шуткой. Он учился в параллельном классе, и учителя в гневе демонстрировали нам его дневник, на котором было написано:

ДНЕВНИК
Ученика деревянного класса
Техасской артиллеристской школы
Ордена трудового синего знамени
Изумрудного Города
Серджио ибн Сидорюк

В то время это казалось невероятной крамолой и каралось вызовом на педсовет и головомойкой от родителей.
Во всем остальном Серега был точно таким же – веселым раздолбаем, который не лезет за словом в карман.
Идет Серега в дождливый день по улице и держит над головой, как зонтик, сварочный электрод.
- Серега, это у тебя что?!
- От солнца!
Бред, а смешно.

Верить ему, или нет – не знаю, но рассказывал Серега, что спустя уже много времени искал он работу водителем. В мечтах представлял себя этаким крутым водилой на министерской «Волге», что часами прохлаждается в центре города, и вечером отвозит толстого начальника домой. На деле оказалось немного не так – досталась Сереге вакуумная машина «ЗиЛ», в простонародье именуемая «дерьмовозкой», или еще покруче. Старое, ржавое, громыхающее корыто с огромной цистерной, наполняемой всякими нечистотами. Мало того - Серегу заставляли беречь чумазого монстра, как зеницу ока и сдувать с него пылинки. Сдувать на самом деле приходилось все то, что не всосалось в армированный шланг и размазалось по цистерне, а оттого крутой министерский водила всегда выглядел, как бомж из теплотрассы. Впрочем, друзья ему все время говорили, что его нынешняя работа не слишком отличается от заветной мечты...
Однажды Серега добрался до какого-то канализационного колодца, сунул в него брезентовый хобот, включил помпу и устроился за рулем с кроссвордом. Дерьмо качалось, помпа гудела, и Серый иногда поглядывал в зеркало заднего вида – к цистерне прикреплен датчик, напоминающий огромный термометр, и по нему видно, сколько этого самого добра в машину влезло. Датчик отражается в зеркале, и поэтому процесс сильно не напрягает.
Поскольку «ЗиЛ» у Сереги еще птеродактилей видал, помпа работала, чихая, кашляя, сплевывая и натужно гудя. Когда насос взял фа-диез третьей октавы, Сидор даже ухом не повел, а лишь еще внимательнее сосредоточился на кроссворде. Когда слово из пяти букв, загаданное как «секрет одного пузыря», оказалось «желчью», Серега хмыкнул и послюнявил карандаш. Но донести острие до газеты не успел. Дерьмовоз неожиданно содрогнулся от невероятного по силе удара.
Было похоже на то, что в ЗиЛ попала авиационная бомба, но отчего-то не взорвалась, а просто бабахнула по цистерне, как исполинская кувалда.
Серега от неожиданности залег под педали. Все. Хана. Перл Харбор.
Помпа поперхнулась и умолкла. Больше звуков никаких не было. Осмотр кабины из-под руля не выявил никаких разрушений. Ощупывание себя показало, что жертв тоже нет. Серега осторожно вылез обратно на сиденье и посмотрел в зеркало заднего вида. В пыльном стекле отражалось ясное голубое небо, покосившийся забор и стремительно убегающая вдаль дворняга. Больше ничего в зеркале не было.
Так, подумал Серый. Дерьмодатчик оторвало. Вот только не совсем понятно, почему с таким адским грохотом.
Попереживав немного за судьбу подотчетного оборудования, Сидор выполз из кабины. И, взглянув на машину, тихо осел на обочину, вытянув грязные «киразачи». Протирание глаз грязной брезентовой рукавицей и потряхивание головой картины не изменило. Цистерны на «ЗиЛе» не было. Точнее, она была, но по форме напоминала, скорее, алюминиевую банку от пепси-колы, на которую наступила корова. Огромная стальная бочка была смята нечеловеческим ударом, как пустая пачка из-под сигарет.
Серега задрал голову и посмотрел в небо. Японских бомбардировщиков не наблюдалось, горизонт был чист и безмятежен. Жаворонки поют… И тишина.
Правдоподобные версии прошествия стремительно замелькали в голове - одна другой реальнее. Версия первая - Годзилла возвращается, бежит от милиции, в спешке наступает на дерьмовоз и убегает. Версия вторая - инопланетный корабль рухнул на цистерну и аннигилировал от столкновения. Версия третья - так вот ты какой, Тунгусский метеорит!..
И лишь когда Серый немного отошел и решил ощупать изуродованную машину, обнаружилась причина происшествия. В толстый гофрированный шланг засосало мячик. Обыкновенный детский синий резиновый мячик с красной полоской на боку. Кто-то выбросил его в колодец. Мяч заткнул горловину шланга полосатым боком и застрял. Намертво.
А вакуумный насос исправно продолжал откачивать из цистерны воздух. И в какой-то прекрасный для атмосферы момент цистерна не выдержала и просто схлопнулась. Физика, девятый класс.

Серега рассказывал, что именно из-за этой истории он и потерял такую интересную и творческую работу. Может, конечно, и врал. Но как красиво!

18:40 

Практически анекдот

Jazzzzman
Мама приходит с работы, мама снимает боты. Голос из детской:
- Мам! В школе сказали завтра принести десять рублей!
- Опять? На этот раз на что?
- На Божью Матерь.
Мама роняет сумку и в одном сапоге вбегает в детскую:
- На что?!
- Говорю же, на Божью Матерь.
Мама ищет валидол. Потом ищет телефон. Потом ищет телефонный номер учительницы.
- Алло, Клавдия Сергеевна?
- Да.
- Простите, НА ЧТО вы собираете с детей по десять рублей?!
- По десять рублей? На хрестоматию...

18:45 

ВИА

Jazzzzman
Во второй половине восьмидесятых годов прошлого века меня, прыщавого семиклассника, как-то случайно занесло в Дом Культуры. В нашем ДК, помимо танцевального кружка, пыльной библиотеки и злой вахтерши, обитало несколько вокально-инструментальных ансамблей. Штуки три, кажется. Репетировали все они в одном помещении, деля его посменно. Приблизительно раз в месяц давались самые настоящие концерты, правда, бесплатные. Я набрался наглости и, разинув варежку, полюбовался немного на репетицию загадочных волосатых парней, которые смачно курили в форточку, сидя на ударной установке и разговаривали на непонятном языке:
- Вовк, ты глиссани перед вступой! У меня же тут брэк сразу после твоей глиссы.
- Как я тебе глиссану, у меня ж фужняк вдут! Кто на фужняке глиссует? Мне б дисторцию нормальную…
- Сходи завтра к Юрке Джою, ему из Болгарии классную югославскую падаль приперли, вот там ваще хендриковская дисторция…
Мужики были совсем древние – лет по девятнадцать, а одному, поговаривали, даже двадцать три. Матерясь через слово, они обсуждали какую-то лопату, и казались при этом занятыми очень серьезным и невероятно далеким от меня делом.
Как ни странно, меня приняли – руководитель кружка (так он, невзирая на длинные волосы и ядерный перегар, назывался в штатном расписании ДК) как раз набирал новую группу. Назавтра в одиннадцать утра мы собрались на первую репетицию. Меня поставили за совершенно невероятный инструмент – двухмануальную «Лель». Это был электроорган советского производства с двумя клавиатурами. Я позорно обозвал монстра «ионикой», за что был тут же осмеян хипповатым руководителем. За барабаны усадили Сашку, который видел ударную установку вблизи впервые в жизни и все время ронял палки. Соло-гитаристом временно являлся сам руководитель, а на бас утвердили полную девушку Иру. Откуда она вообще взялась – неизвестно. Ремень у бас-гитары оказался коротковат, и не по годам развитая грудь басистки прекрасно умещалась в выемке на корпусе инструмента. Играть (точнее, ковырять струны) грудь не мешала. Пришла еще и вокалистка – Маринка из другой школы, девица яркая и очень самодеятельная.
И вот этим составом мы начали репетировать первую в своей карьере песню – это были «Розовые розы». Те самые, которые Светке Соколовой. Песня, в общем-то, мужская, но Маринка не особенно кочевряжилась и взялась за ее освоение.
Я бы отдал половину жизни, чтобы сегодня послушать, как мы это делали. Клянусь. Помню только одно – было очень громко. И нутром чувствую, что наша музыка напоминала звуки, которые издает асфальтовый каток, проползая по руинам посудного магазина.
Кстати, дальше розовых роз дело так и не пошло. Грудастая Ирина очень скоро перестала приходить на репетиции, горе-ударник Сашка в очередной раз влюбился в старшеклассницу и забил на барабаны, а вот мы с Маринкой как-то задержались в шоу-бизнесе. Я, скорее всего по причине отсутствия клавишника в основном составе ВИА, а Маринка – благодаря неустанному вниманию со стороны мужиков из старшего состава.
Через пару недель я твердо знал, что такое «каподастэр», отличал на слух «фужняк» от «дисторции» и открыл для себя, что слово «лопата» означает гитару, а в слове «ибанэс» (с ударением на «э») ничего крамольного нет. Еще через месяц я с переменным успехом тренькал на ритм-гитаре, изредка басил и даже постукивал на «кухне» - так метко называлась ударная установка.
Играли мы, в основном, что-то из наследия Владимира Кузьмина – его очень любил наш вокалист-клавишник Саня. К тому времени я начал рисовать собственные немудреные песенки («кровь-любовь, ботинки-полуботинки»), и некоторые из них тоже входили в программу ВИА. За то, чтобы услышать это, я отдал бы сегодня вторую половину жизни. И еще б немного доплатил за то, чтобы увидеть, как мы, в бело-розовых костюмах, которые пошил нам все тот же Дом Культуры, в национальный праздник День Речника выходим на плохо оструганную сцену, и в свете краденых светофоров потеем от волнения перед микрофонами.

Три года я ежевечернее приходил в Дом Культуры. Это было очень в кайф.
Завершилось все как-то постепенно. Сначала басист Вовка начал приносить в ДК звякающие спортивные сумки и приводить каких-то девушек, и однажды выяснилось, что в мою двухмануальную «Лель» кто-то излил содержимое собственного желудка. Не «на» а именно «в», и инструмент сгорел. Вовка был с позором изгнан, но от него остался тот самый «Ибанес». Маринка стремительно вышла замуж и тут же очень повзрослела. Или наоборот - сначала повзрослела, а потом вышла. Потом Сашка занялся каким-то собственным бизнесом, и вместе с гитаристом Димычем женился. Встречаться стали раз в неделю, по четвергам, но все равно всегда кого-то не хватало – а играть без баса или «кухни» очень тоскливо. Репетиции случались все реже и реже, а концертов не проводилось совсем. Даже на Проводы Зимы и День Победы. Я еще какое-то время по привычке заходил в гости после института, и вахтерши пускали меня в репетиционную комнату. Но делать там было нечего – аппарат пылился по углам, и инструменты лежали в кофрах, как в гробиках. Рок-н-ролл мертв.

Нет, как-то не хочется заканчивать историю в таком вот миноре. Давайте чуть-чуть назад.
На концерте, посвященном первому сентября, в зале было некуда присесть – забиты были и кресла, и принесенные скамейки и лестничные ступеньки. Впрочем, так почему-то было почти всегда – не избалованные культурой речники валили на бесплатные концерты самодеятельности. Нас трясло в предстартовом мандраже, поскольку вступительная речь уже прозвучала, и ВИА предстояло вжарить рок. Вовка за кухней дал палочками отсчет – в два раза быстрее, чем на репетиции. Раз. Два. Раз, два, три, семнадцать… И мы вжарили! Нестройно и не в долю, на рваном пластике барабанов и лысых струнах, но с таким бешеным адреналином в крови, что на прожекторах начал плавиться разноцветный пластик…
Спустя два такта выяснилось, что мы-то тут вовсе не при чем. Пластик поплыл от того, что в электросети Дома Культуры что-то с чем-то перемкнуло, и розетки выдали нам столько электричества, словно хотели выполнить пятилетку за три года и разорить ДнепроГЭС. Спустя еще пару тактов что-то где-то бздынькнуло, стукнуло, и на сцену рухнула темнота. И тишина. ДК отключился полностью. Зал выдохнул и зашелестел. За кулисами заискрили зажигалки, кто-то чиркнул спичкой…
И тут Вовка, который принципиально не выходил на сцену без пятидесяти граммов, неожиданно тоненько затянул:
- Ой, ты степь широоооокаааая…
Откуда-то справа присоединился Саня:
- Стееепь раааздоооольнааая…
А потом тихонечко подтянулся зал. Вполголоса так, насколько позволяла душа речника, слегка сбрызнутая праздничной водкой.
Свет дали на втором куплете. Мы даже попытались врубить инструменты и подыграть, но ничего путного не вышло – допели так.
И только потом вжарили рок.

15:00 

Айвазян

Jazzzzman
В моем подъезде висят почтовые ящики. Сорок штук, объединенные в громоздкую конструкцию, которая собрана, похоже, из остатков лат псов-рыцарей после ледового побоища, и в том же году окрашена в болезненно-синий цвет. От вандалов, конечно, хлипкие замки почту не спасают, но им, вандалам, давно не интересно красть весь тот спам, что ежедневно валится в ящик.
Однажды кто-то не слишком культурный вошел в подъезд с жевательной резинкой во рту и, от нечего делать, присобачил ее в уголке между стеной и железным боком конструкции. Назавтра он снова проходил мимо и опять приклеил белый комочек рядом со вторым, чуть повыше. Через день - повторил. Длинная пунктирная линия очень скоро протянулась от нижнего края ящиков до верхнего. Затем немного помедлила и продолжила путь вверх, уже просто по стене, без ящиков. Потом повернула налево...
Спустя некоторое время я тоже оказался у почтового ящика с безвкусным комочком резинки во рту. Подумал, и тоже прилепил ее, продолжив линию.
Когда прямолинейность резиновой черты стала надоедать, я стал выстраивать из "Орбита" и "Дирола" спиральки и ромбики. И было очень приятно наблюдать, как неизвестный мне соучастник разгадывает художественный замысел и продолжает мои кривые, приклеивая собственную жвачку.
Скоро и геометрия тоже надоела. Впрочем, "скоро" - не совсем правильное слово. Поскольку и у меня, и у неведомого подельника лишняя жвачка оказывалась наготове всего лишь раз в сутки, все это художество выстраивалось на стене очень медленно. Чуть быстрее, чем движутся в мировом океане материки - сантиметров пять в неделю. Процесс тормозился еще и бдительными соседями (в основном - пенсионного возраста), которые в гневе срывали красоту со стены, никогда, впрочем, не разрушая картины до конца.
Так вот - надоела геометрия. Из наших загогулин и касательных начала вырисовываться некая конструкция, отдаленно напоминающая парусник. Пару раз переклеивая жвачку своего визави и таким образом наставляя его на путь истинный, я добился от него понимания поставленной задачи, и в подъезде понемногу стал проявляться кораблик. Конечно, кривоватый и упрощенный, как на детских рисунках, но все же - вполне узнаваемый. Мачты и паруса мы рисовали месяца два. Однажды я увидел на борту бригантины одинокий комочек жвачки, и призадумался - что бы это могло означать? Спустя минуту дошло - иллюминатор! И я тут же прилепил рядом с ним еще один. На сегодняшний день на борту судна четыре иллюминатора.
Вот, правда, сам корабль изменился. После очередного нашествия пенсионеров-вандалов от корабля остался один корпус, и лайнер перестал быть парусным. Но мы тут же присобачили к нему трубу - теперь это пароход.
Пройдет еще месяца три-четыре, и мы с неизвестным мне соседом по подъезду обязательно нарисуем волны, чаек и облака. А я - еще и солнце. Если допрыгну, конечно.

P.S. Поначалу мне было очень любопытно, а с кем же это мы занимаемся жевательным самовыражением? И сколько нас - может быть, даже больше, чем двое? А теперь думаю - так даже прикольнее...

12:26 

Омовение

Jazzzzman
Андрюха стоял в пробке. Раз в десять минут проползал метра три, но в основном нервно курил в окошко, стоя на одном месте. Все машины в километровой колбасе были покрыты ровным и аккуратным слоем грязи - весна все-таки. Андрюхино лобовое стекло тоже напоминало танкодром после учений. Дворники помогали слабо и только размазывали грязь ровным слоем - у Андрюхи не работали омыватели. То есть, незамерзайку-то они подавали исправно, вот только на стекло не попадало ни капли. Обе струи лупили через крышу, поливая стоящую за Андрюхой замызганную "десятку". Прямо в стекло. Хозяину машины бы радоваться - это ж какая экономия омывающей жидкости! - но он почему-то нервничал и сверлил Андрюхин затылок тяжелым взглядом.
Когда Андрюхино стекло по степени прозрачности сравнялось с кирзовым сапогом, он не выдержал и вышел регулировать омыватели. Для начала попытался направить их пальцем, но ничего не вышло. Потом поискал в багажнике какой-нибудь подходящий инструмент - и не нашел. Вернулся и повторил попытку. Безрезультатно.
Пробка тронулась, водитель "десятки" занервничал еще больше - Андрюха-то стоит и за руль не торопится. Да и как ему ехать, если вместо лобового стекла ватное одеяло?
Через минуту Андрюха подошел к "десятине", постучал в окошко и спросил:
- Слушай, у тебя иголки нет? Омыватели направить.
Злой десяточник осмотрел залежи в багажнике и нашел там какую-то брошь. Вряд ли свою. Жены, наверное.
Адрюха вернулся к машине и, воткнув иглу брошки в омыватель, попытался повернуть его. Игла сломалась.
Андрей обломком кое-как подправил вторую "писалку" и вернул испоченную брошь хозяину. Радости десяточнику, конечно, не добавилось. От злости тот вышел из-за руля и решил протереть фары - все равно стоим...
И в этот момент Андрюха вернулся в машину и попытался очистить лобовое стекло. Омыватель натужился, завибрировал и... плюнул в пространство обломком иголки. Струя снова пролетела над крышей и угодила десяточнику точно в физиономию...
Андрюха от греха топнул газ и помчался догонять пробку. Но в зеркале еще какое-то время маячила мокрая физиономия, и по губам отлично читалось короткое слово, которым десяточник провожал Андрюху.

12:54 

Ассорти

Jazzzzman
Юстас

Прошлой осенью в Москву прилетал старый приятель. Ну, то есть сам-то он не очень старый, а вот приятельство наше достаточно давнее. Поскольку в столице он давненько не был, мне было поручено встретить и препроводить к месту временного проживания. В полдевятого утра сели в грязную маршрутку, загрузили рюкзачище и поехали к метро. Перед нами сидит статный дядька - лет сорока пяти, с маленьким чемоданчиком, в дорогом пальто и при галстуке. У дядьки в кармане заверещал мобильник, хозяин вызволил аппарат из пиджака и поднес к черепу:
- Да?.. Да... Все в порядке, я в Хабаровске, - сочным басом на всю маршрутку.
Мы с приятелем уткнулись лбами друг в друга и потряслись немного. Отлично дядька шифруется! Затем пришла еще одна мысль - а вдруг он вообще не знает, в каком городе находится?! Тряслись долго.

Процедурный кабинет

Ворота автомойки распахиваются, навстречу выбегает девушка со шлангом в руках:
- Здравствуйте! Вас изнутри помыть?
Ой, мама, думаю. Лучше все-таки не нужно - шланг у нее в руках довольно внушительный. Отказываюсь.
- Может, вас воском покрыть?
Картинка рисуется замечательная - восковой музей мадам Тюссо. И я в нем, покрытый каким-нибудь парафином. Тоже отказываюсь.
Когда процедуры закончены, девушка заглядывает в ожидательную кабинку:
- Вас уже помыли. Всего доброго!
Может, она в бане раньше работала?

Ин.яз.

Из подъезда пятиэтажки выходит старушка с миской в руках. Оглядывается по сторонам и зовет кого-то:
- Пуси, пуси, пуси! Пуси, пуси, пусеньки!
Из подвала выбегают два котенка и несутся на зов.
Интересно, бабулька сама английский знает, или внуки прикололись?

18:30 

Скука

Jazzzzman
Скучно на работе. Вроде и весна на улице, и солнышко светит, и первый комар о стекло снаружи бьется - свежей крови, вампир, требует... А все равно - сидишь, в монитор зрачками врастаешь, пальцы к мышке прикипают, и все вокруг медленно плывет, как тополиный пух в вязком жарком воздухе...
Если монитор выключить, на нем явно видны отпечатки пальцев. Это я иногда тычу пальцем в звуковые треки, что-то кому-то объясняя. За полгода отпечатки выстроились в две ровненькие горизонтальные полоски. Надо бы протереть... Лень.
Вся студия завалена картонными коробками. Мы месяц назад переехали сюда, в новое здание, привезли весь свой цыганский скарб и свалили на пол. И уже даже полочки для барахла куплены. И уже даже собраны. Надо бы все разложить... По полочкам... Лень.
Так, хватит, надо как-то развеяться.
Беру со стола лист бумаги А4 и стакан для карандашей. Намазываю дно стакана канцелярским клеем. Ставлю его точно в центр листа. Пока сохнет, пишу толстым маркером на листе:
СТАКАН РУКАМИ НЕ ТРОГАТЬ!
Оставляю его рядом на столе, чуть в сторонке.
Входит первый коллега. По делу, видать. Но как только в поле его зрения попадают стакан, бумага и надпись, все дела моментально забываются:
- О, это че? - И тут же хватает стакан. Слегка пугается взлетевшего вслед листа бумаги. Вяло смеется.
Говорит по делу, уходит.
Входит второй коллега. Открывает рот:
- Колян, слушай... - и через небольшую паузу, - О, это че?
Хватает стакан. Слегка пугается. Вяло смеется. Говорит по делу, уходит.
Входит третья коллега.
Говорит по делу. Разговор долгий, подробный. В процессе она задумчиво осматривает стакан и надпись. Когда буквы в голове складываются в слова, коллега, не прерывая делового разговора, поднимает стакан.
Сильно пугается. Громко смеется над тем, что сильно испугалась. Смеясь, уходит.
Через пять минут выхожу покурить. Возвращаюсь - стакан оторван от листа, лист сильно помят. Какая сволочь, интересно, заходила по делу?
Надо бы выбросить мятую бумагу и отмыть стакан...
Лень.

14:59 

Так просто

Jazzzzman
Еще один способ развлечься подсказал друг Костяныч. Берешь одноразовый пластиковый стаканчик в левую руку и заводишь ее (руку) за собственный затылок. Не убирая руки с затылка, ходишь в комнату, где сидят коллеги. При этом слекга покручиваешь головой и делаешь недовольное лицо. Тебя спрашивают:
- Что, шея болит?
- Угу, - говоришь.
- Продуло, наверное, - равнодушно так интересуются.
- Слушайте, - спрашиваешь, - а вот если шеей хрустнуть - пройдет?
В этот момент берешься правой рукой за собственный подбородок
и делаешь вид, что поворачиваешь горову руками. В этот момент главное - резко сжать в кулаке за затылком тот самый пластиковый стаканчик. РЕЗКО. Звук - как в фильмах ужасов. Просто кошмар. После этого стонешь и начинаешь слегка заваливаться на стол...
Когда все отвизжат, по-дурацки улыбаешься и показываешь смятый стаканчик. Потом бежишь к выходу и уворачиваешься от летящих вслед письменных принадлежностей. В меня, например, попали только один раз.


...На пятом этаже "Известий" - столовая. Не буфет, а именно столовая - подносы цвета дизентерии вытираются обрывком половой тряпки и катятся по рельсам вдоль раздаточных столов. Вкус у блюд - соответствует. На обед - суровый суп, жестокие котлетки и совершенно бесчеловечный компот.

11:55 

Звукоподражание

Jazzzzman
Прогнозировать успех любой зарубежной песенки в России очень легко. Если ее припев сможет воспроизвести "и танкист, и тракторист, и заслуженный артист", песня станет хитом. Поэтому лучше, чтобы в припеве кроме "ла-ла-ла" ничего и не было. А если и были какие-то слова, то пусть они будут понятны даже тем, кто англиского в жизни не учил. Даже если там будет одно понятное слово - все получится. "Вояж, вояж..." - и пожалуйста, вся страна поет.
А вот если слова совершенно непонятные, но петь все равно хочется, наши люди подыскивают им замену. Скажем, лед двадцать назад любители стяля "диско" пели замечательную песню: "Куба! Херовая расаса!" Что там в оригинале звучит, к сожалению, сказать не могу, но уж не расаса точно.
Чуть позже появилась группа "Smokie" с песней "What сan i do". Наши, разумеется, запели "Водки найду".
Или еще - The Beatles, песенка "Сan't buy me love". Полстраны пело так: "Комбайн вела-а-а! Маня комбайн вела".
Все это вот к чему... Может быть, кто-нибудь вспомнит что-то похожее?
Поделитесь?

10:32 

Диалоги

Jazzzzman
Если иногда прислушиваться к тому, что ты говоришь и что тебе отвечают, можно заметить странные вещи. К примеру, есть определенная категория людей, которые в ответ на "Здравствуйте" почти всегда говорят "Пожалуйста". И никого это не удивляет. Все воспринимают, как должное. И хотя этот короткий диалог вроде бы смысла не имеет, все всё прекрасно понимают.
Есть еще одна категория людей. Эти в ответ на "Спасибо" говорят "Счастливо". И опять никто не удивляется.
Подумайте минутку, что это могут быть за люди.
А потом гляньте в комментарии - там правильный ответ.

13:32 

Лифт

Jazzzzman
Советский человек всегда был ограничен территориально. По глобусу - не дальше Польши и Болгарии. По дачному участку - шесть соток на семью. И даже в собственной квартире количество квадратных метров на нос было строго ограничено. В отместку родному государству наши люди стали втихаря расширяться. Был балкон - стала лоджия. Была лоджия - снесли стену, прибавли полезную площадь к комнате. Был стенной шкаф - выворотили, поставили в проем холодильник. Мой отец ежегодно переносил забор на даче на метр дальше. За восемь лет места накопилось для большого гаража, двух теплиц, крольчатника и дровяного сарая. Под окнами хрущевок всегда шло муравьиное строительство - люди возводили кладовочки, сарайчики и гаражики. Кто во что горазд - получались лабиринты и переулки из разнокалиберных разноцветных коробок. Жесть, вагонка, брус, пустые контейнеры...
Те, кто жил в это время, так и не смоглим побороть в себе вирус расширятельства.
В здании "Известий" есть грузовой лифт. Прямо возле курилки. У него в двери круглый иллюминатор диаметром с блюдце. Но в нем все равно ничего не видно - лифт по этажам почти не ползает. Но уж если ползает...
Если нажать на кнопку вызова, лифт громко крякнет, взвоет и доставит кабинку к нашему этажу. В иллюминаторе всплывет кусочек света изнутри. Двери сразу не откроются - они не раздвижные. Внутри лязгнет засов, потом еще один, и только тогда металлическая дверь распахнется. И за ней окажется бабушка.
Кроме бабушки в лифте присутствуют:
1. Веник, ведро и швабра с серой тряпкой - в уголочке.
2. Пара старых черных валенок - висят на стенке.
3. Маленький сундучок - стоит в другом уголочке.
4. Радиоприемник на сундучке.
5. Какие-то сушеные травки - развешаны по стенам.
6. И старый зеленый стул, на котором эта бабушка и спала, пока вы не выдернули ее из объятий Морфеуса, нажав на кнопку.
Бабушка с оттяжечкой и с удовольствием выпишет вам по первое число за то, что всякие тут понаехали и работать мешают. Потом сядет обратно на стульчик, возьмет газетку, наденет очки, закроет дверь и укатит, грохоча, куда-то в преисподню.
Она немного похожа на улитку. Та тоже весь свой дом таскает с собой. Только улитка матом не ругается...

18:18 

Уматурман

Jazzzzman
Спит Сережа, накрытый скатертью,
Обнимается с бесконечностью.
В туалете храпит кто-то запертый
И царапает дверь конечностью.

Чем воняет в квартире Сережиной
Вы теперь уже, верно, не вспомните.
Оливье на стене расположеный,
И следы от коньков по всей комнате.

Проспится.
Сунет в зеркало рожу,
И зеленый горошек
Побежит из Сережи.
И коньяк заструится.
Побриться
И умыться не сможет.
С днем рожденья, Сережа.
Через год повторится.
Постарайся не спиться...

М ю с л и

главная